«Проблемы ядерного разоружения в 60-е – 80-е годы» - страница 2

^ ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМА ЯДЕРНОГО РАЗОРУЖЕНИЯ В 60-Е ГОДЫ


1.1. ДОГОВОР О ЗАПРЕЩЕНИИ ИСПЫТАНИЯ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ В АТМОСФЕРЕ, В КОСМИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ И ПОД ВОДОЙ

История богата примерами того, что политика упрямого отстаивания старого, отжившего, которую американские профессора вежливо называют «неспособностью приноровиться к быстроизменяющемуся миру», в конечном счете всегда кончались банкротством, а политика диктата, как правило, - войной. Более того, отчет мировых и локальных войн показал, что силы агрессии и в современных условиях не могут одержать устойчивую победу. Их ждет поражение. По словам одного из американских публицистов, нет оснований полагать, что история сделает для США хоть малейшее исключение.

Соглашения в области разоружения затрагивают важнейшие факторы обеспечения безопасности большинства государств. Поэтому нарушение условий соглашения каким-либо государством-участником неизбежно поставит под угрозу безопасность других участников. Кроме того в области разоружения нельзя исключить и возможность скрытых нарушений особенно если учитывать стремление империалистических кругов к достижению военного превосходства и навязыванию своей гегемонистской воли народам с помощью военной силы. Отсюда вытекает необходимость разработки в ходе переговоров по вопросам разоружения системы таких положений, которые обеспечивали бы в каждом конкретном случае эффективное выполнение соответствующих соглашений.

Задача эта может быть решена лишь комплексно – при соблюдении целого ряда условий. Первоочередное значение с точки зрения обеспечения действительности того или иного соглашения имеет то, в какой мере его положение – не только на момент заключения, но и в дальнейшем – соответствует основополагающему принципу разоружения, предусматривающему нанесение ущерба безопасности сторон.

Контроль в процессе разоружения, т.е. предоставление и получение соответствующей информации о ВС, вооружениях, экономической деятельности и т.д., не является самоцелью. Его назначение состоит в том, чтобы содействовать обеспечению уверенности государств в соблюдении того или иного соглашения всеми его участниками. Контроль является лишь одним средством, хотя и весьма важным, обеспечения действенности соглашений. Более того, контроль не является абсолютно необходимым элементом любого соглашения об ограничении вооружения. Для некоторых мер в этой области создание системы контроля не обязательно. Трудно представить себе контроль за выполнением соглашения о неприменении ядерного оружия.

Кроме того, участники переговоров, договорившись о тех или иных контрольных мероприятиях, могут не фиксировать их в соглашении.1 Так обстоит дело с Московским договором 1963 г. о Запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой.

Но для начала предыстория вопроса. Летом 1962 г. правительство Кубы обратилось к Советскому Союзу с просьбой оказать этой стране, свободе и независимости которой все время грозила интервенция со стороны США и кубинской контрреволюции, дополнительную помощь. В полном согласии с международным правом СССР и Республика Куба договорились о ряде мер, направленных на укрепление обороноспособности суверенной Кубы. Меры эти, в частности, предусматривали доставку туда советского ракетного оружия. С советской стороны решение это представлялось куда более оправданным, что США к тому времени обложили СССР по всему периметру его границ авиационными и ракетными базами.

К сожалению доставив на Кубу свои первые ракеты, советские официальные представители в соответствующих международных организациях не сделали об этом официального заявления, более того отрицали, в частности, на Генеральной Ассамблее ООН данный факт.

Этим воспользовались военные круги США. Была развязана антисоветская и антикубинская кампания. К кампании этой подключились военные американские руководители. 11 сентября 1962 года СССР обратился к правительству США с призывом «проявить благоразумие, не терять самообладания и трезво оценить, к чему могут привести его действия, если оно развяжет войну1. Война стояла у порога.

Советское предложение было проигнорировано Вашингтоном. 22 октября президент Кеннеди официально объявил об установлении морской блокады

Кубы, или как он предпочел уклончиво выразиться, «карантина». 24 октября по просьбе СССР срочно собрался Совет Безопасности ООН. Советский Союз продолжал упорно отрицать наличие на Кубе ядерных ракет. Обстановка в Карибском море все более накалялась. К Кубе двигалось 2 десятка советских кораблей. Американские суда получили приказ остановить их, если потребуется – огнем. Правда, до морских сражений дело не дошло. Хрущев приказал нескольким советским кораблям остановиться на линии блокады.

С 23 октября между Москвой и Вашингтоном начался обмен официальными письмами. В первых посланиях Хрущев Н. с негодованием называл действия США «чистейшим бандитизмом» и «безумием выродившегося империализма»1.

Через несколько дней стало ясно, что США полны решимости любой ценой убрать ракеты. 26 октября Хрущев направил Кеннеди более примирительное послание. Он признавал, что на Кубе имеется мощное советское оружие. В то же время Никита Сергеевич убеждал президента, что СССР не собирается нападать на Америку. По его выражению, «только сумасшедшие могут так поступать или самоубийцы, желающие и сами погибнуть и весь мир перед тем уничтожить».2 Хрущев предлагал Кеннеди дать обязательство не нападать на Кубу, тогда СССР сможет вывезти с острова свое оружие. Президент США ответил, что США готовы принять на себя джентльменское обязательство не вторгаться на Кубу, если СССР заберет свое наступательное оружие. Т.о., первые шаги к миру были сделаны.

Но 27 октября наступила «черная суббота» Кубинского кризиса, когда лишь чудом не вспыхнула новая мировая война. В те дни над Кубой с целью устрашения дважды в сутки проносились эскадрильи американских самолетов. И вот 27 октября советские войска на Кубе сбили зенитной ракетой один из самолетов – разведчиков США. Его пилот Андерсон погиб. Ситуация накалилась до предела, президент США принял решение через двое суток начать бомбардировку советских ракетных баз и военную атаку на остров.

Однако в воскресение, 28 октября, Советское руководство решило принять американские условия. Решение убрать с Кубы ракеты было принято без согласования с кубинским руководством. Возможно, так поступили намеренно, поскольку Фидель Кастро категорически возражал против удаления ракет.

Международная напряженность стала быстро спадать после 28 октября. СССР вывез с Кубы свои ракеты и бомбардировщики. 20 ноября США сняли морскую блокаду острова. Кубинский кризис мирно завершился.

В те тревожные дни, когда казалось, что вот-вот грянет военный конфликт, у обеих сторон хватило мудрости и мужества пойти на взаимные уступки. Начались интенсивные дипломатические контакты. Обмен посланиями между советским и американским руководствами, а также переговоры в рамках ООН дали возможность выйти из смертельно опасного кризиса.

Таким образом, уже тогда, в начале 60-х, стало ясно, что только компромисс, понимание интересов друг друга и глобальных интересов всего человечества, дипломатические переговоры, обмен правдивой информацией, любые спасательные меры против возникновения непосредственной угрозы ядерной войны являются действенными средствами регулирования конфликта в наше время. Таков главный урок Карибского кризиса. Он наглядно показал необходимость отбросить старое мышление и встать на путь мышления адекватного угрозам ядерного века, интересами выживания и всеобщей безопасности.

Карибский кризис привел к осознанию ответственности , которую несут лидеры великих держав за международную безопасность1. В результате переговоры продолжались и, с точки зрения сторон, постепенно сближались. Было решено отказаться от всех испытаний ядерного оружия, кроме подземных. В июле 1963 года был парафирован, а 5 августа подписан в Москве «Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой». От СССР договор подписал А.А. Громыко – член ЦК КПСС, депутат верховного совета СССР 2-го, 5-го, 8-го созывов, от США – Дин Раск – государственный секретарь США, от Великобритании – лорд Хьюм – английский государственный деятель, консерватор, министр иностранных дел с 1960 по 1963 года, член палаты лордов и палаты общин. При его подписании присутствовали Генсек ООН У.Тан, Н.С. Хрущев и послы многих стран, аккредитованные в Москву. В тот же день Договор подписали от имени своих стран 10 послов. Через неделю под его текстом появилось еще 27 подписей. К 14 сентября стало уже 77 подписей. В октябре Договор ратифицировали СССР, США, Великобритании, и он вступил в законную силу 10 октября2.

Договор являлся первым международным соглашением, которое поставило определенные барьеры на пути военного использования космоса.

«Договор состоит из преамбулы и 6 статей.

В соответствии со статьей 1 каждый участник Договора обязуется запретить, предотвращать и не производить любые испытательные взрывы в любом месте, находящемся под его юрисдикцией или контролем .

Договором предусмотрено запрещение испытания ядерного оружия в атмосфере, за ее пределами, включая космическое пространство, под водой, включая подводные воды и закрытое море.

Договор запрещает ядерные взрывы также в любой другой среде, если такой взрыв вызывает выпадение радиоактивных осадков за пределами территориальных границ государства, под юрисдикцией или контролем которого он проводится. Участники договора не должны побуждать, поощрять кого-либо в проведении указанных взрывов или принимать в них какое-либо участие.

Договор является бессрочным. Однако в статье IV отмечается , что каждый его участник «имеет право выйти из Договора, если он решит, что связанные с содержанием настоящего Договора исключительные обстоятельства поставили под угрозу высшие интересы его страны. О таком выходе он должен уведомить за три месяца всех других участников Договора».

Однако Московский Договор не исключил возможности размещения в космосе ядерного оружия. Учитывая это обстоятельство советское правительство в тот же 1963 год предложило правительству США договориться о запрещении вывода на орбиту объектов с оружием массового поражения на борту.

В ходе последующих переговоров был выработан проект резолюции, одобренной 17 октября 1963 года XVIII сессией Генеральной Ассамблеи ООН. Важное значение имело закрепление положений этой резолюции в Договоре 1967 года о космосе. Договор 1967 года придал положениям резолюции Генеральной Ассамблеи ООН юридически обязательную силу и распространил ее положения на всех участников договора.

До середины 60-х годов в условиях значительного американского военного превосходства преобладание стратегического нападения над обороной было, видимо, весьма велико. Это обуславливало значительную неустойчивость военного баланса, а значит, высокую политическую напряженность тех лет и большую вероятность развития ядерной войны. При этом нестабильность ставила под угрозу и собственные интересы США, несмотря на их военное превосходство. Наиболее дальновидные американские политики и специалисты уже тогда начали понимать, что американский потенциал обезоруживающего первого удара создавал для другой стороны сильный стимул к упреждающему шагу, который стал бы для США катастрофой, несмотря на их стратегическое превосходство1.

Перед ратификацией Московского Договора 1963 года президент Кеннеди заверил сенаторов, а в их лице деятелей ВПК, что американское правительство и впредь будет поддерживать проведение лабораторных исследований и их экспериментальных взрывов. Как показало будущее, не только он, но и все последующие президенты США крепко держали слово своего предшественника.

После заключения Московского Договора увеличилась интенсивность подземных ядерных взрывов. В среднем она составила около 30 испытаний в год. Стоимость таких испытаний еще более возросла2.

2717264847349294.html
2717417367123678.html
2717540140235347.html
2717578127192316.html
2717717618132613.html